/ / / ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VIII) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VIII) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VIII) Михаил Вартанов

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Это была бумага, которую достаточно скомкать, чтобы она исчезла, оставив после себя что-то, напоминающее пепел, или следы тли. Шива Овский напряженно наблюдал за Радовым, пока тот знакомился с содержанием действий террористов на самое ближайшее время.

С самого начала было понятно - и в бумаге не все, и Овский блефует. В какой степени - неясно, но то, что он ведет еще какую-то игру, - однозначно.

Игру странную и не поддающуюся простым логическим выкладкам.

Конечно, сейчас, уже сейчас, всех этих деятелей, или по крайней мере большинство из них, можно брать. А потом наступит следствие, налетят адвокаты с золотыми мозгами, чьи услуги будут оплачиваться по самому высшему разряду, и, считай, все дело под хвост коту.

В крайнем случае - будет процесс пятидесятилетней продолжительности, а за это время на месте одной организации появится четыре, с более разветвленной сетью и еще тщательней законспирированных...

"Идеологические акции"... - читал Петр. "На базе ряда общественных организаций, и через наших людей в средствах массовой информации провести кампанию, направленную на возвращение улицам Азова их прежних, исторических названий. Улица Жданова (Кирова), Свердлова (Согласия), Дзержинского (Золотого ключика), Ленина (Фрейда), площадь III Интернационала (площадь 3-го Июля), улица Сталина (Мира),
Депутатская (Парламентская).

Вернуть Международному Центру детского Форума Свободы (в основе архитектурного комплекса - бывшая школа № 1 им. В.И. Ленина), старое название.

Обоснование: Люди имеют свойство забывать старое. И сейчас навряд ли кого удивит подобный демарш. Тем самым мы вновь начнем внедрять в сознание электората свои идеологические каноны, основанные на истории пролетарского интернационального движения и исторических личностей, связанных с ним..."

- Во сколько вы оцениваете проект? - поинтересовался Петр.

- От восьми до девятнадцати миллионов, коллега... - Ответил с готовностью
Шива.

- Попробуйте издать красочные плакаты с портретами Мао, Пол Пота, Че Гевары. Стереокалендари, полезные сведения, и так далее... С одной стороны это не запрещено законом, а с другой - сами понимаете, все это даст свой эффект...

- Интегесная мысль! - Восхитился Шива. - Это обойдется еще миллионов в
пять!

- Ну и ладушки! - Пробормотал Петр, вспоминая стоимость больницы для
наркоманов в Азове. Год назад она обошлась городской мэрии в четыре миллиона...

- Как вы понимаете, бумаге я не могу доверить цикл боевых акций, газгаботанных нашими штабами... Повегьте - очень эффектно и чгезвычайно интегесно!

***

- Ну Бог с ним, я верю. Ты - родная близняшка, тьфу... сестра-близняшка
Катерины. У меня вообще все в голове перепуталось. Откуда ты взялась?

- Так я тебе все и рассказала... Выпусти меня.

- Нет, подруга. Я может быть и простой егерь, и парень тоже простой, но я
при всем при этом, жутко люблю разные загадки... Ничего не происходит так просто.

Быков нервничал. Он не мог одновременно подслушивать разговоры
Радова и Шивы, которые несомненно происходили в глубине дома напротив, и разбираться с этой странной девицей, которая чуть было не убила его своим огромным кастетом. Сейчас еще какой-нибудь близнец появится... Например, Петра Алексеевича... Черти что!

- У меня, собственно говоря, и времени-то не очень много, чтобы слушать
разные побасенки... И отпустить я тебя не могу, сестричка. Больно уж ты
драчливая. Что придумаем?

- Как я вас, смазливых самцов, ненавижу!

Николай обиделся.

- Ну какой же я самец, сама посуди...

- Ты - самяра...

Быков поразмышлял немного, косясь в сторону особняка, где находились Шива с Радовым, а затем ласково отправил сестрицу, или как там ее, в легкий нокаут. Вернее - надавил пальцем в одно место на ее шее, и она, всхлипнув, заснула...

***

Прилетевшая из Москвы команда к исходу дня полностью повязала несколько относительно крупных организаций, имеющих косвенное или прямое отношение к основных силам террористов. "Кано лоудан" - группа мускулистых проходимцев, числящихся безработными, и качающих свои бицепсы и трицепсы на базе "Факел- Клан" в микрорайоне Чембур-Коса.

"ЧК" - подразделение более крутое. На этих была кровь. И там не обошлось без огневой схватки.

Москвичи, совместно с местными спецкомандами, потерпели поражение при захвате базы с оружием. Охранявшие ее, взорвали склады. Обошлось, правда, без жертв, да

К исходу дня и всю ночь шли допросы. Складывалась нехорошая картина – никто из захваченных толком почти ничего не знал.

***

Этой же ночью, метрах в ста от особняка, где мило беседовали Шива и Радов, в буйно разросшихся кипарисовых кустах лежал на животе человек.

Ультраинфокрасные контактные линзы позволяли ему видеть восточную часть дома, и кусочек улицы напротив. Автомобиль Быкова, притаившийся в тени он пока не нашел.

Человек перевернулся на спину и начал спокойно, патрон за патроном, перенабивать магазин своего "Гарда" тульского производства. Сто двадцать пластмассовых патронов с титаниевыми пулями. "Гард" еще не поступил на вооружение частей российской морской пехоты и элитной воздушно-казачьей дивизии имени Лебедя. Видно, у парня были связи среди оружейников...

Он набивал магазин спокойно, уверенными движениями пальцев направляя сто двадцать смертей в черную щель. "Гард", легкий пистолет-пулемет с несколькими расширенными подствольниками покоился рядом, и матово отсвечивал при свете взошедшей луны. Человек был спокоен, ибо то, что он собирался сейчас сделать, было его профессией.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

В той части небоскреба, где располагались обозреватели "Новой азовской
газеты" по-прежнему царила почтительная тишина. Сгорбленный Станкевич
(никто в редакции не знал, сколько ему лет), писал старинным вечным пером в своем офисе, увешанном голографическими копиями известнейшими эротических полотен экономическое обозрение.

Он из принципа не держал у себя компьютер и целому сонму секретарш, которым приходилось переводить его труды в нормальное состояние. Злые языки поговаривали, что старик не держит у себя техники именно из-за этих длинноногих фемин.

Внезапно издалека донесся непонятный звук, напоминающий работу бензопилы "Дружба" (во времена своей буйной молодости Станкевич имел сомнительное удовольствие познакомиться с принципом ее работы).

Он недовольно сморщил лицо, будто бы невидимая ладонь сжала щеки и подбородок, прислушался...

Звук бензопилы раздался вновь. Станкевич, пройдя неслышно в мягких тапочках через свой офис, и миновав приемную, оказался в длинном, уже знакомом нашему читателю, коридоре. Дежурная стенографистка с сочувствием поглядела на обозревателя.

Звук явно раздавался из-за двери, за которой находился руководитель отдела компьютерных игр Борис Константинович. Станкевич решительно, но не очень громко постучался, и, не ожидая приглашения, вошел.

Борис Константинович, склонив свою блондинистую голову перед огромным дисплеем, пытался настроить саунд-бластер, который вновь издал скрежещущий звук, от которого старый журналист вздрогнул. Рядом с Константиновичем, упершись лбами в клавиатуру, сидели трое из молодых, именно тех молодых, благодаря которым редакция не вылазила из судебных тяжб самого различного свойства.

- Вот теперь все... - Удовлетворенно заявил Борис Константинович. - Честно
сказать, коллеги, я был убежден, что наш путь окажется значительно сложнее. Посудите сами, какую яркую и интересную цепочку мы создали и прошли... Головной терминал нашей конторы, региональный блок терминалов, серия железяк, регулирующих температуру саун-отеля "Азов", центральный блок терминалов фермеров Круглого, занимающихся выращиванием лягушек, тех самых, которые поставляются в сто семнадцать стран мира, вы, Иванов, когда-нибудь пробовали этот прекрасный деликатес?

- Пока нет, Борис Константинович... - Извиняющимся голосом ответил
худощавый юноша с пушком на подбородке. - Но обязательно попробую.

- Рекомендую. Итак, - Круглое. Затем ловкий вход в финансовой управление
Российско-Украинского Черноморско-Средиземноморского военно-морского флота. Затем - терминалы ряда крупнейших магазинов севера Ирландии, и тут же ловкий марш-бросок к международной сети "Дабль Интер". Обратите внимание коллеги, мы сильно рискуем, и для того, чтобы еще и еще раз оградить нас от ответной реакции наших оппонентов, мы зациклили при этом прохождение сигналов в терминале электронного дежурства Юго-Восточных баз оптовой поставки сигарет "Vodolazcki" и Петр I" в Европу. Вы еще курите, молодой человек?

Борис Константинович вежливо посмотрел на парня в яркой рубашке.

- Уже бросаю... - Покраснел тот.

- Отлично. Затем все чрезвычайно просто. Головной терминал "Интерпола"
и наконец - Азовское региональное управление по борьбе с терроризмом. Еще раз надстроим звук...

Звук надстроился, и в кабинете Бориса Константиновича загремел искаженный пространством и эффектом обратной связи голос какого-то начальника:

- ...Вашу мать! Срочно пришлите в штаб два ящика чего-нибудь холодного!

- Вот видите, коллеги, у нас все получилось, - удовлетворенно заметил
Борис Константинович.

- Между прочим, я никогда не приветствовал подобные методы ведения
журналистского расследования! - Громко и авторитетно произнес за их
спинами старик Станкевич.

Четверо взломщиков компьютерных сетей испуганно оглянулись.

***

Человек в кипарисовых кустах, перебросив "Гард" за спину, осторожно
пополз к дому, время от времени перекатываясь влево и вправо. В округе
стояла тишина. До дома оставалось метров тридцать, и человек уже легко
перенес свое тело через гибкий шланг компрессора, ведущий в подвал
неизвестно для каких целей, когда сверху на него навалилось что-то большое.
Сильный и верткий был обладатель страшного пистолета-пулемета "Гард",
потому что успел увернуться от страшного удара по голове, и даже успел
парировать его от своего живота.

Вдалеке вновь заиграл еще один хит сезона "На Широком в тени баобабов".
Незнакомец, свалившийся сверху, попытался еще раз заблокировать того,
что пока лежал под ним, и ему это даже удалось частично, но схватка
переместилась в вертикальную плоскость, ибо мужчина с "Гардом" вскочил.

Они дрались молча, демонстрируя при этом отличную выучку и реакцию. "Гард" мешал, и был отброшен в сторону. В руках у его хозяина появился огромный нож-резак, из тех, что применяются спецслужбами при преодолении проволочных и нитяных заграждений.

Мариупольская сталь блеснула перед лицом незнакомца, и тот ловко выбил резак из рук нападающего. Тот, как будто даже не заметив этого, достал врага в прыжке правой пяткой, и тут же, протянув руки за "Гардом" разрядил его в грудь. Звук напоминал падение града на сельскую крышу в августе - глушитель работал исправно.

***

- Мне кажется, что я слышал какой-то звук в саду! - Пробормотал Шива и
нажав на кнопку звонка, послал своих телохранителей на улицу.

Петр, отсмотрев бумаги, расслаблено сидел в кресле. Он даже не повел бровью, хотя внутренне собрался в комок. Его палец не покалывало уже около тридцати минут. А это могло означать только одно: Быков в беде. Ведь не напился же он в конце-концов элементарно водки!

Здоровенные бугаи Шивы Овского высыпали через широкую дверь коттеджа и с пятисекундным интервалом в окне посыпалось тонированное стекло и зашуршали жалюзи. На подоконнике показалась фигура человека с оружием в руках. Пули зашелестели, разбивая мебель и разрывая обивку кресел.

Радов бросился на пол и боковым зрением увидел, как падает, сраженный смертельным градом Шива, нелепо раскинув руки и открыв рот. В неясном лунном свете Петр узнал в неизвестном Гешу, рыжего внука Митяя, и успел еще раз перекатиться вглубь комнаты, ощущая, что порезал руку разбитым стеклом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Когда-то, давным-давно, на базе отдыха одного из крупнейших азовских
предприятий стоял старинный колесный пароход "Серафимович" Кто такой
Серафимович, сейчас, пожалуй, уже никто и не вспомнит. Но пароход этот
в свое время разобрали недальновидные, и, по всей вероятности, недалекие люди, хотя в нем, помимо уникального механизма, располагались и не менее уникальные каюты и прочая старинная начинка.

В начале нынешнего века один энтузиаст из предпринимательских кругов не только воссоздал "Серафимович", но и построил около тридцати кораблей различных эпох и предназначений, разместив их на месте старой базы отдыха на правом берегу Дона.

Сюда приезжали туристы и специалисты со всего мира. Дредноут "Кайзер",
миноносец "Новик", "Санта Мария" и "Катти Сарк", миссисипскмий колесный пароход, подводная лодка класса "U", великолепный образчик судов викингов, - чего здесь только не было. Система баров, магазинчиков и отелей, словно ожерелье, охватывало вечную стоянку кораблей, большинство из которых, впрочем, могло самостоятельно ходить по морям.

Известный русский писатель и журналист, лауреат премии "Фэнтэзи-Раша" 2013 года, Вадим Шакун, любил в свое время, любуясь красотами Дона, посиживать в кресле-качалке на палубе скопированной один к одному авианосца "Энтерпрайз" и исследовать прибрежную полосу великой
реки с взбегающими на холмы зданиями Азова в мощнейший бинокль. И этот факт тоже привнес славу комплексу отдыха.

Петр Радов пацаном излазил здесь все и вся, нырял в Дон с грот-брам-гитовых пиратского корабля, и чуть-чуть позже целовался с девчонками на баке старинного фрегата. В те же времена он всерьез увлекся всяческими морскими премудростями, и сейчас, лежа на животе в особняке покойного Шивы Овского, профессионально отметил про себя, что Геша скрутил его надежным морским узлом второй степени сложности...

Геша оказался еще той штучкой, ибо перестрелял и всю охрану Шивы. Где в этот момент находился Быков, можно было только предполагать, отбрасывая искусственно разные плохие мысли. Петр слышал, как тот ходил по особняку, рылся в ящиках, пробежался быстренько по файлам компьютера, неудовлетворенно цыкнув при этом языком, спустился вниз и вновь поднялся наверх.

- Ну и к чему пришли? – Мрачно рассуждал Радов. Доказано, что организация Шивы и иже с ними - террористы, на которых негде ставить клейма. Но об основном источнике финансирования Овский рассказать не успел. Все, связанное с действиями московской спецкоманды, конечно же, даст свои результаты, но это будет совершенно не то, к чему стремилась контора, посылая Радова в Азов.

Неожиданное появление Геши в таком амплуа, безусловно, спутало все карты, и мысленно Радов отматерил себя, что поздно послал в Москву запрос относительно его личности и личности веселого деда Митяя. Сейчас ответная информация болталась в одном из "почтовых ящиков" в Порт-Катоне.

Петр услышал, как Геша подошел к нему.

- Ну что, Петр Алексеевич, как самочувствие?

Петр промолчал.

- Конечно, я мог бы хлопнуть вас здесь на месте, но кое-что не ясно мне
лично во всей этой истории… Есть нечто, что меня, мягко говоря, волнует...
Поэтому придется съездить в одно местечко... Как вы на это смотрите?

Петр перевернулся на спину и кивком дал знак, что согласен прокатиться. Если бы кто знал, как ему надоело кататься туда-сюда!

***

Быков очнулся через час. По крайней мере, об этом свидетельствовал светящийся циферблат часов. Да-а-а... Лысый, если верить собственному опыту Быкова, даровал ему по крайней мере бессмертие...

При свете луны Николай внимательно разглядел свою грудь и не нашел ни одной дырки. Рубашка, правда, была разорвана пулями на ухнарь... Он встал и обошел место побоища. Трупы охранников лежали вперемешку на траве, в особняке, кроме мертвого Шивы никого не было.

Вспомнив о спящей в машине близняшке, Быков вернулся к ней. Все верно.
Она и не просыпалась. Глотнув из плоской фляжки коньяка, Быков снова начал свои манипуляции с пальцами и скоро ощутил уже знакомое покалывание. В голове зашумел двигатель автомобиля и музыка в салоне.

Судя по направлению, Радова везли по объездной трассе в сторону Ростова...

***

А в это время в кабинете шефа Департамента безопасности, удобно расположившись в креслах, сидели двое.

- Ничего. Почти ничего. - Мрачно произнес сутулый, в толстовке, протягивая гостю маленькую рюмочку и блюдце с маслинами.

- Вы полностью доверяете своему человеку в Азове? - Спросил гость.

- Доверять в нашей профессии нельзя никому. Абсолютно никому. И ему
я доверяю так, как диктуют мне наши профессиональные нормы. Абы кого я
туда бы не посылал. И, обратите внимание, операция уже дала ряд положительных результатов. Но он не выходит на связь. И это становится опасным.

- Вы отсматривали последние сводки по объектам "Полет"?

- Да, конечно. Почти стопроцентная активность в районе Азова. Обычно они
снуют вокруг мест бедствий или предполагаемых бедствий. Вы думаете...

- Да. Думаю.

- Я не вправе советовать вам или поучать вас. Но если в этой жемчужине
России что-то произойдет...

- Мы намерены предпринять ряд оперативных действий, и нейтрализовать
все, что может произойти...

- Ваши бы слова, да Богу в уста... - Заметил гость, опрокидывая содержимое
рюмочки себе в рот.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

В Азове уже проводилось две Олимпиады. Одна - летняя, и одна - зимняя.

Для успешного проведения второй в свое время за микрорайоном Донское была построена фабрика по производству искусственного снега, которую тут же и снесли после спортивного тожбища, как полностью окупившую и оправдавшую себя.

Позже, из-за дороговизны земли, там ничего не строили, пока некий
местный консорциум не разбил на четырех гектарах океанариум, с тех пор
потрясающий воображение местных и приезжих любителей достопримечательностей.

Его назвали "Щукарь" в честь известного героя литературы, и постоянно
увеличивали количество живых экспонатов. В двух многоэтажных прозрачных стаканах совсем недавно появились белые дельфины и кашалоты, за которыми можно было наблюдать даже не заходя на территорию "Щукаря". Одним словом, бесплатно.

Именно там, и сидела, греясь на солнышке, уже известная нам братия из
"Новой азовской газеты". Юный Иванов по привычке поглаживал пушок на бороде, а его отчаянный приятель-хакер, сменивший яркую пляжную рубашку на нечто более серьезное, черно-белого цвета, покуривал сигарету.

Третий задумчиво следил за тем, как в правом стакане высотой около шестидесяти метров, резвилась парочка дельфинов. После того, как старик Станкевич поймал их на внедрении в чужие компьютерные сети, рассвирепевший редакторат в качестве последнего предупреждения, уволил их всех с работы сроком на одну неделю.

- Ну и ладушки... - Словно подводя итог чему-то, заметил Иванов. - Хоть
пиво всласть напьемся, да на пляже поваляемся...

- Ага... А какой-то проныра напишет о том, о чем мы могли бы свободно написать сами, - не без яда в голосе проворчал хакер.

- Се ля ви, как говорят в Задонье... Посудите сами, друзья! Никто и никогда
в этой стране, да еще и при раскручивании какой-то сверхсекретной операции, не позволит стибрить у него хоть кусочек информации, проливающей свет на ЭТО. Мы пытались прорваться в информационный рай неординарным путем, и нас отстранили от работы. Пострадал Борис Константинович...

- Кстати, что с ним?

- В отпуске. Хотя планировал отдыхать аж в сентябре. Ну, он обозреватель,
понятное дело и обошлись с ним более корректно. Что-то он не появляется, братва. Может быть, энтузиазм прошел? Уже семь минут как не появляется.

Машины шли к зданию океанариума сплошным потоком: многоэтажные автобусы, автобусики поменьше, легковые. Напротив журналистов суетливые и маленькие японские туристы оживленно тыкали пальчиками в направлении центрального входа, одновременно листая красочные путеводители. И вдруг из толпы японцев выбрался незаметно подъехавший Борис Константинович с блестящим кейсом в руках, и направился к приятелям. Они шумно приветствовали его.

- Нет друзья, мы не должны быть в печали! - Заявил он, усаживаясь
рядом с ними.

- Я, конечно, не в обиде на начальство, - оно право по своему. Но свое дело мы закончим.

- Это без главных-то газетных терминалов? - С сомнением вопросил хакер.

- Без них, голубчиков, и одновременно с ними. В нашей науке, братцы, есть
очень много гитик. В общем, с помощью этого, - он расстегнул чемоданчик,
и все увидели панель и экран новенького ноут-бука, - и, заметьте, на
расстоянии, мы еще раз пройдемся по проторенной нами дорожке.

- Нас же посадят, Борис Константинович!

- Пусть сначала найдут кого сажать! - Гордо и дипломатично ответил
тот. - Поедемте ко мне домой, коллеги!

***

"Москва. Департамент безопасности. Только генералу N. Срочно. Сверхсекретно.

В результате проведенных в Азове и в регионе мероприятий по плану "Ошфот" арестовано 24 человека, имеющих отношение к террористической деятельности, и подозреваемых в активном сотрудничестве с рядом группировок ультралевого политического назначения. Арестованные направлены в Москву.

Изъято 16 стволов автоматического оружия различных систем, 22 ствола
пистолетов, 17, 5 кг взрывчатки различных образцов и систем, 22 миллиона
рублей наличными и 30 миллионов рублей на депозитах.

В результате предварительных допросов стало известно, что арестованные
принадлежат к низшим слоям иерархичеких лестниц террористических образований и не владеют оперативной информаций пригодной к анализу.

26.07. в 9-07 обнаружена явочная квартира Шивы Овского (протокол осмотра и выводы прилагаются). В квартире девять трупов, среди которых труп Шивы Овского, множество пустыцх гильз от перестрелки, в т.ч. гильзы от новейшего оружия "Гард" пока не запущенного в производство.

На связь по оговоренному заранее паролю никто не выходил.

С нашей стороны - три сотрудника ранены, один убит. Жду дальнейших
распоряжений.

Командир спецподразделения "Бета" майор Лужняк."

***

Если взглянуть на юг России с высоты птичьего полета и при ярком солнечном свете, глаза заболят от сияния куполов церквей и стеклянно-керамических шпилей небоскребов огромного и вечного Азова, города, раскинувшегося в дельте великой реки и занимающего пространство, равное пространству двух Нью-Йорков вместе взятых.

Если вы пролетаете над Азовом со стороны юга, то по правую руку вы увидите огромную транспортную развязку в районе Ростова. Великий Азов, как и положено мировой столице туризма, брезгливо отодвинулся от нее влево, милостиво разрешив вонзиться в себя лишь самым просторным и скоростным.

Не отвлекаясь на мельтешение цветных футбольных маек на азовском стадионе "МС" и на парение геликоптеров над островом Буравка, где располагается сейчас Новый Диснейленд, и внимательно приглядевшись правее, в поток автомобилей, мчавшихся в сторону Ростова, вы можете увидеть темно-синий "Аргамак" в котором мчится Николай Быков в изодранной на груди пулями "Гарда" рубашке. На заднем сиденье по-прежнему спит близняшка Сероштановой.

А за ним, метрах в двухстах, старательно лавируя и незаметно от Николая
переходя в другой ряд, вцепившись в руль, несется, успев сменить за прошедшую ночь вторую машину, Катерина. Непохожа она на себя. Нет на
лице вечно иронической улыбки и никакого макияжа. А солнце жарит нещадно, и лишь легкий южный ветерок да кондишн в салоне спасают от таяния...


ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ


- Молодые люди! - Вопрошал журналистов Борис Константинович, когда
они, опившись душистого чая у него в квартире, расселись в гостиной.

- Вы верите в летающие тарелки?

- Ну, как сказать... - Иванов потер свой пушок на подбородке. Его приятель -- хакер, задумчиво хмыкнул, утопив между верхней и нижней губой какое-то бормотанье, типа "А хрен его знает"...

- А зря! Вы ведь понимаете, что я, как человек, всю жизнь занимающийся
программированием и тому подобными штучками, мыслю, в основном, конкретными категориями. Для меня цифра "один" к примеру, только лишь цифра "один" - и ни на гран больше или меньше. Когда я пишу свои материалы в своем разделе, я, безусловно, прибегаю к литературным оборотам, фантазирую, и так далее...

Но когда я сажусь за свою любимую клавиатуру - фантазии уступают место
строго реалистическому подходу к природе окружающих нас вещей. Так вот, - я не только верю в летающие тарелки! Я точно знаю, что они существуют! И в настоящий момент, по крайней мере две штуки, находятся от нас, сидящих в моей уютной, смею надеяться, квартире, километрах в пяти...

- Ну вы даете, Борис Константинович! - Подал голос третий, в общем-то
частенько молчащий скептик.

- Ага... - Удовлетворенно заметил БК.

- Вы в лучшем случае потребуете у меня весомых доказательств моего заявления. И я вам докажу, смею вас уверить. Но самое интересное, это то, что я уяснил для себя эту информацию из того самого дела, которое мы с вами тут раскручиваем...

Когда злобный и непонимающий ничего в прелести нашего профессионального поиска, наш коллега Станкевич, обрушил на нас с вами справедливый гнев всего редактората, я с помощью нехитрых приспособлений, перенес сферу деятельности редакционного терминала на свою квартиру.

И, наслаждался безраздельным господством в терминалах интересующих нас организаций, прогулял там всю ночь. Затем я анализировал, и выкурил при этом две пачки сигарет...

Я стал этаким компьютерным Шерлоком Холмсом, потому что информация,
которая попала ко мне в руки, просто потрясла меня... Да, да, да, - потрясла и никак не меньше! Это даже не сенсация! Это нечто большее, что трудно объять разумом!

Иванов, привстав, невежливо перебил Бориса Константиновича жестом
руки.

- Так посвятите нас в эту информацию! Кому как ни нам, всем вместе, и
разобраться окончательно в то, что происходит в городе! И в эти... - Его голос чуть-чуть споткнулся. - В летающие тарелки...

- Извольте, пылкие юноши, - сухо ответил Борис Константинович. В его
гостиной матово блестели экраны ста двадцати дюймовых дисплеев, и громко мурлыкал кот по прозвищу Тетрис.

***

Седая и начинающая лысеть старуха Кристина, вышла во двор, и, неодобрительно посмотрев на соседского петуха Дмитрия, который так и норовил пробраться на территорию ее усадьбы и затеять очередную драку за обладание курицами с пегим и ободранным петухом старухи, начала собирать упавшие за ночь жерделы.

Кристина уже пять лет жила одна. Старший сын плавал на научно-исследовательском судне, а младший служил в полиции в Азове, и наезжал
к старухе раз в неделю. Большой, двухэтажный дом пустовал, пустовал и
пятистенный флигель в глубине двора, который она исправно сдавала
квартирантам. Нынешний, рыжий и проворный, почти не общался с хозяйкою,то исчезая на недели, то сидя в своем флигеле безвылазно. А черта ли ему - солнечное отопление, телевизор со спутниковой тарелкой, шоп – через дорогу. Впрочем, можно пройти и садами...

Вот и сейчас приехал ночью, припарковав свою машину, хлопнул дверью, и
исчез в глубине сдаваемой старухой площади. Может быть, - на очередную
неделю. Кристина по этому поводу и не беспокоилась. Квартирант девок
не водил, и в пьянстве замечен не был. Мало ли какие у него заботы!

Где-то на улице - через забор и плотные ряды груш не видно, -
притормозила машина, и медленно шурша шинами, проехала мимо. Кристина собирала жерделы в пластиковое ведро и размышляла, - что-бы приготовить младшенькому, который должен был приехать во второй половине дня с женой и детьми.

Внезапно двор осветился чем-то, словно включили яркие дневные лампы, с
которыми утренний, еще почти неродившийся свет августа, соперничать никак не мог. Старуха выпрямилась, и увидела прозрачно-зеленоватое блюдце, повисшее над садом. В конце-концов была она женщиной двадцать первого века, и не стала креститься или громко кричать. Она так и застыла с ведром в руках, загородившись от яркого света ладонью. Сын, что-ли на вертолете прилетел? У них сейчас вон какая техника!

***
Когда-то, давным-давно, или это сейчас кажется, что все, произошедшее
с тобой вчера произошло сто лет назад, Катерина Сероштанова
познакомилась на своей неисторической родине - французском Бордо,
с мальчиком из соседского дома. Мальчик был старше ее на один год,
и учился, помимо гимназии, в заочном музыкальном колледже.

Его потряс тот факт, что Катя - русская.

Дарья - родная сестра-близняшка Кати, его почему-то не взволновала. Та практически не общалась со своими сверстниками, а сиднем не отходила от умных книг в толстых и старых переплетах. А Катерина - другое дело, - была не прочь поскакать на SD-теке, и уже тогда начала интересоваться тайной происхождения и взаимоотношений полов.

Мальчик, которого звали Клод, уже тогда знал, что будет великим музыкантом и обязательно когда-то выступит в Большом театре в Москве. Гранд-концертный зал в Азове - это что-то недосягаемое... а вот Большой... Не старый и непопулярный Ла-Скала, а Большой... В России, где родились родители Сероштановой.

Этот мальчик и стал первым мужчиной Катерины. Причем все случилось как-то быстро, как и происходит в их возрасте на всех житейских перекрестах Земли.

Тогда, валяясь с ней на ковре в доме, откуда его родители укатили на уик-энд, он еще не знал, что музыкальная карьера минет его, и он, увлекшись идеями "Красной бригады" станет первоклассным подрывником-инструктором, и окажется в Азове совершенно по другому поводу.

(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)
Добавить комментарий
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
  • Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив