/ / / ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (IX) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (IX) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (IX) Михаил Вартанов

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Заперев Радова в маленькой, величиной с доисторический чулан комнатке, Геша позволил себе немножко расслабиться и выпить стаканчик настойки,предварительно бросив туда для большей полноты ощущений быстрорастворимую тонизирующую таблетку. Он быстро собрал свои вещи, и они уместились в маленькой сумке, напоминающей рюкзачек с множеством карманчиков и клапанов.

Одновременно Геша включил телевизор и внимательно посмотрел сводку новостей. По всей вероятности он не услышал в них ничего из ряда вон выходящего...

Геша что-то, или кого-то ждал.

***

- Понимаете, молодые люди! - Борис Константинович расхаживал по комнате, размахивая руками и время от времени сбивая на пол мелкие предметы, которые Иванов терпеливо возвращал на место. - Я конечно же, как и любой неравнодушный человек, в свое время интересовался сообщениями межправительственных комиссий по НЛО, почитывал соответствующую литературу, и, даже признаться, состоял в молодости в секции по изучении и сортировке информации на эту тему... Ах, молодость!

Борис Константинович отвлекся на секунду-другую, мечтательно посмотрев куда-то вверх, и продолжил.

- Когда мы были наказаны редакторатом подобным образом, я, как уже успел вам доложить, нашел довольно оригинальный и несложный способ войти в компьютерные сети соответствующих спецслужб, дабы помочь вам раскопать информацию, которая бы помогла вам, а значит и нашей с вами газете... Поверьте мне, ничего из ряда вон выходящего я там не обнаружил. Вот, посмотрите распечатки наиболее важного...

Борис Константинович раздал журналистам по пачке тонких листиков, и те сразу же зашуршали ими.

- Все это из области джеймсбондовшины. Поиски террористов, оперативные сводки, пих-пах -- труляля... Хотя есть и любопытные факты. Например, в ходе операции, которая проводилась в основном приезжими специалистами, совершенно случайно в Кагальницком микрорайоне был обнаружен скрывавшийся аж с 1996-го года в подвале дед, который в свое время, будучи молодым и недалеким человеком, активно агитировал за коммунистическую партию.

Когда в качестве президента к власти вновь пришли реформаторы, он тронулся умом, и решил, что будет немедленно осужден и репрессирован. И, представляете, все это время прятался в этом самом подвале. Его подкармливали родственники. Колоритный, я вам скажу, дед! А поскольку обнаружили его в ходе специальной операции, то и журналистов в курс дела не ввели. Вот это материал! Представляете заголовок на первой полосе "Новой азовской газеты" - "Марксист Рип Ван Винкль из Кагальника!" Впрочем, я отвлекся...

Борис Константинович рассеяно пощелкал суставами пальцев и продолжил.

- Так вот, молодые люди, внезапно я обнаружил, что спецслужбы интересуются почти что демоническими вещами, рядом с которыми летающие тарелки - мелочь из сервиза сумасшедшего. Вот!

Он протянул листочек хакеру, который сопя от возбуждения и профессионального зуда, тут же вцепился в него.

- Читайте всем вслух! - Посоветовал Борис Константинович. И три беспутные головы склонились над листочком.

***
Почти сутки Николай практически не отрывал своего сидалища от кресла автомобиля, и, честно сказать, был в растерянности. Задуманное вместе с Радовым рассыпалось, будто горстка пепла с конца сигареты.

Гора трупов на явке Шивы, появление близняшки Сероштановой, которая уже пришла в себя, и упорно молчала на заднем сиденье машины, да и маршрут также молчащего незнакомца, который увез Петра черт знает куда, аж на восточную окраину Ростова, - особо не вдохновляли.

- Ты, родная, на меня не дуйся, пожалуйста, - попросил близняшку Быков.

- Каждый из нас занимается своим делом, и ты залезла в мое... Как хоть
тебя зовут, сестра?

- Дарья. И если ты еще раз поднимешь на меня руку, я тебя придушу...

- Ну вот, давай значит, знакомиться, Дарья. А меня зовут Николай...

Быков настроил свой палец, ощутил знакомое покалывание и прислушивался. Шум машины, звяканье чего-то, затем шуршание и звук закрываемой двери. Если неизвестный скрутил Радова, то у того ничего с передачей информации не получиться. Кажется, Радов сейчас в этом особняке, притаившемся в глубине сада. И если за ним не наблюдают, он может извернуться каким-то
образом, чтобы войти в канал связи, дарованный им лысым. Иначе... Иначе весь план развалится окончательно. И ничто уже не сможет спасти задуманное.

***

Таможенники не обнаружили ничего интересного для себя у молодого француза Клода Алье, прилетевшего в один из Ростовских аэропортов франкфуртским рейсом. Собственно говоря, и искать было негде. Разве только в плаще, небрежно переброшенном через руку. Багажа у иностранца не было.

Француз рассеянно вышел на стоянку такси, купил газету, профессионально отметив про себе, что за спиной нет наблюдателей. Обычная жизнь обычной стоянки авто юга России: челночники из Дании, Польши и Турции, затаренные роскошными русскими товарами, туристы из Японии, представители местных туристических контор, предлагающие заманчивые путешествия и бездну впечатлений, пара бомжей непонятного происхождения, пытающихся продать приезжим запакованные в полиэтилен майки и надписью "Азов - нечто большее, чем империя".

Клод ждал связника.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Прошло несколько часов. У Петра затекли руки, ныл затылок. Он, время
от времени и с большим трудом переворачиваясь с боку на бок, размышлял
о том, в какую историю он влип. В соседней комнате прохаживался Геша, время от времени щелкая зажигалкой и то и дело включая и выключая телевизор.

Звук был достаточно громким, чтобы Радов смог уяснить для себя: фермеры Приазовья намеревались собрать в этом году до семидесяти шести центнеров с гектара зерновых и надоить от каждой коровы до двенадцати тысяч литров.

Дети возвращались из отдыха со всех концов мира. В свою очередь дети из других стран отправлялись к себе домой, увозя с собой массу ярчайших впечатлений о красотах Нижнего Дона и вечного города Азова.

Полиция уже двое суток разыскивала черного двенадцатилетнего мальчика из Калуан-Беш по имени Аримоко. Предполагали, что он подался в одну из бригад рыбаков из Чембур-косы, чтобы подзаработать в рублевом эквиваленте и порадовать своих родителей.

Над всем краем сохранялась устойчивая летне-осенняя погода, обещающая мягко перейти в знаменитый приазовский бархатный сезон. В связи с этим на своей собственной яхте в Азов намеревался прибыть король Великобритании Чарльз IV, чтобы принять участие в стипль-чезе в ежегодных престижных скачках на ипподроме "Береговой".

От всех этих новостей Радову не похорошело. По-прежнему адски болела голова...

Он закрыл глаза, мысленно матеря себя за проваленную операцию, и почувствовал, что сквозь ресницы ударил яркий, слепящий свет, да такой мощный, что Радов почти ослеп, открыв их. Одновременно в соседней комнате послышалась какая-та возня, вскрики, приглушенный шум борьбы.

Кто-то распахнул дверь и направился прямо к полковнику. Радову стало страшно.

***

- Ага, сестренка!-- Неожиданно дверца автомобиля, в котором мирно сидели
Быков с близняшкой Сероштановой распахнулась, и перед изумленным взором Николая предстала Катерина. Почти одновременно она залепила пощечину Быкову и другую своей сестре.

- Я так и знала! Именно так я все и представляла! Ты Коля - большой умник, но женщины, обрати внимание, тоже бывают не дуры...

- Иногда... - Пробормотал Николай, уворачиваясь от второй оплеухи.

- Это ты ловко придумал, - отправить меня в путешествие, а самому организовать маленькую оргию с Гешей... Что, ждете остальных участников? Это надо же - и Дарью отыскал! На еще сестричка! - И на второй щеке Дарьи Сероштановой звонко отпечаталась ладонь Катерины.

- Нет, женщины, с вами если не одуреешь, то двинешься умом, - это точно...
Маа-аа-лчать!!! - Заорал по-командирски Николай, сделав страшное лицо.

- Я сейчас запихну вас обоих в багажник деритесь там до победы и звания
Олимпийского чемпиона в бабском весе! Вы вконец одурели! Обе. И ты, -
он ткнул пальцем в Дарью. - И, особенно, ты! - Он ткнул этим же пальцем в
Катерину.

- Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса, как говорится в старом фильме, не помню, черт, названия!

Катерина попыталась что-то сообщить Быкову, но он вновь сделал страшное
лицо: - Мааа-лчаа--ть!!!

Дарья тихо плакала.

Вдруг за тонированным стеклом автомобиля посветлело, а затем салон залил
яркий свет, - так бывает при плазменной сварке. Быков закрыл лицо руками
и услышал, что двери машины открываются. Одновременно. Со всех пяти сторон, включая заднюю...

***

У сержанта полиции Сергея Тищакова было отличное настроение. Внезапно
свалившаяся на головы его коллег чрезвычайная ситуация, когда прилетевшие из Москвы спецподразделения искали неизвестно что и зачем, собственно говоря ничем и закончилась.

Младшая дочь простудилась, и жена сержанта категорически отказалась везти ее к свекрови на выходные. Поэтому Сергей решил навестить мать сам.

Утром в субботний день, трасса была практически пуста. Несколько раз Тищаков обогнал на своем "Булате" пару громоздких молоковозок, спешащих в сторону Ростова.

В районе кольца № 607 он поморщился, увидев установленный недавно на обочине огромный рекламный щит, на котором маленькая девочка лакомилась нежной лягушачьей лапкой и одновременно призывала проезжающих пользоваться услугами фирмы "Golubeff-D", организовывающей оптовые поставки этого деликатеса, взращенного в пойме Нижнего Дона во все уголки планеты.

Еще через полчаса он въехал на тихонькую улочку, в конце которой стоял особняк его матери - Кристины, а немного поодаль - незнакомый Сергею автомобиль.

Еще через несколько секунд он увидел что-то вроде зарева над
особняком и дал по газам, ощущая по спине разливающийся холодок.

Взвизгнули тормоза. Над садом висело нечто, напоминающее перевернутую
кастрюлю с ручками, причем низ кастрюли наехал на груши и черешни и как
бы поглотил их. Рядом стояла остолбеневшая мать.

- Стой! Стрелять буду! - Крикнул сержант, втискиваясь в дверь забора. Пистолета у него с собой не было. Не было даже полицейского свистка.

Кастрюля покачнулась, и Тищаков увидел, как сгорбленные фигурки тянут
внутрь какие-то длинные свертки.

- Стоять! - Крикнул он еще раз, рванув к фигуркам. Они никак не прореагировали.

Но сержант ощутил, что тело наливается свинцом и у него подкашивает ноги.
Он не успел упасть, потому что те же фигурки подхватили и его.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Коллеги отправляясь на дело, экипировались серьезно. Все, без исключения,
натянули на себя тренировочные костюмы, и сразу же стали напоминать рэкетиров из старинных фильмов, рассказывающих о постперестроечных годах в России конца XX века.

С лица вечно мечтательного Иванова исчезло расслабляющее не только его
выражение. А Борис Константинович вдруг стал напоминать гибкого и подвижного ниндзю, - так изменил его облик тренировочный костюм.

После долгих споров, все-таки вооружились пистолетами болевого шока - такие разрешалось приобретать любому, адекватно ведущему себя гражданину. Хакер приволок пару мощных дистанционных диктофонов "Якуш", которые в изобилии выпускал местный заводик.

Четвертый, - пожалуй, пора назвать и его, - Анастас Карапетян, -
недавний выпускник азовского журналистского университета "Школа "НАГ", прихватил с собой фототехнику: две камеры с набором широкоугольных, квадро-и телеобъективов. Перед акцией выпили по пятьдесят грамм. Все были как никогда серьезны, ибо впервые ощущали, какой материал они могут, в случае удачи, привезти с собой.

Вскоре неприметный автомобильчик, взятый напрокат, мчал их по трассе № 67. За рулем сидел Анастас. Борис Константинович, как старейшина газеты и вообще уважаемый человек, незаметно взял на себя бразды правления, и на ходу, еще и еще раз, инструктировал своих коллег.

- Ничего нельзя исключать! Возможно... возможно это деза, которая подсунута нам известными спецслужбами. Может быть это своеобразная ловушка, в которую они ловят наиболее пронырливых представителей четвертой власти, и других умников...

- Да нет, Борис Константинович, - Возразил с заднего сиденья Иванов. - Если
это дезинформация, то они гении дезинформации, а у них гениев нет...

- Логично! - Коротко хохотнул мэтр. - Мы, коллеги, с вами люди творческие,
с нас и спрос в этом плане небольшой. А может себе нормальный, приземленный человек представить, что спецслужбы России давно уже знают о существовании, заметьте, о реальном существовании неопознанных летающих объектов со всеми причиндалами, включая, страшно даже подумать - инопланетян! Знают адреса их стоянок и... может быть, даже общаются с ними!

- Ну, это навряд ли... - Крутанув руль на повороте возразил Карапетян. Вообще-то он был не Карапетян. Карапетян - это прозвище, данное Анастасу зубоскалами отдела оперативной информации из-за длинного роста. Его настоящая фамилия была Кулишов, и был он каким-то там дальним родственником одного из первых фотокорреспондентов своей газеты.

- Мы можем предполагать, молодой человек, все! На то мы и журналисты. А
располагать мы в итоге будем конкретными фактами!

Борис Константинович Шакун рассеянно посмотрел в окно автомобиля. Справа перед ним раскрывалась панорама гигантской стройки. Здесь возводились корпуса Международного центра по борьбе с венерическими заболеваниями, создаваемого азовским городским фондом "Здоровье".

- Кажется, приехали... - Доложил Анастас Кулишов-Карапетян.

***

Клод ждал недолго. Вскоре к Алье подошли двое - мужчины почти в одинаковых легких плащах и с одинаковым выражением лица.

- Простите, вы - Клод Алье?

Клод молча кивнул.

- Вас ждут.

Вскоре они, уже втроем, расплатившись с водителем такси, вошли в
неприметное здание на Большой Садовой в Ростове. Некогда в нем располагалось несколько весомых учреждений, но с перемещением центра деловой и политической деятельности в Азов, оно было раскуплено по частям разными периферийными и малозначащими конторами. В одной из таких, под пошлым и проходным названием "Вега", гостя уже ждали.

Окончательно личность Клода удостоверили, прислонив к его глазному яблоку маленький приборчик: структура сетчатки послужила лучшим доказательством того, что в аэропорт франкфуртским рейсом прибыл именно тот, кого ожидали.

Только после этого двое в плащах также молча покинули офис, оставив гостя наедине с хозяином, - представительного вида мужчиной в толстовке, ставшей в одночасье модной во всем мире. Тот сразу же приступил к делу.

- Клод, известные вам лица поручают вам операцию, успех которой может быть сравним лишь с успехом Великой Октябрьской Социалистической Революции 1917 года... Насколько мне известно, с вами уже оговорили размер и условия оплаты. Более того, я знаю, что вы уже получили маленький аванс. Так вот, мне поручено сообщить, что вы получите в десять раз больше...

Мужчина в толстовке сделал паузу, как бы подчеркивая важность информации. Видавший виды Клод удивленно раскрыл глаза и даже цокнул языком.

- Простите, мне даже предварительно оговоренная оплата показалась слишком большой...

- Слишком большую ставку мы делаем на эту операцию, Клод. В таких случаях, в средствах не экономят... Приступим к обсуждению деталей.

И двое склонились над папкой бумаг, лежащих на столе...

***
Это как внезапный переход от слепящего черного к слепящему белому. Нет,
это похоже на ощущение от операции на аппендиксе, когда в глазах
остывает свет операционных ламп. Их несли по каким-то длинным коридорам, и Петру Радову показалось, что он находится на летнем пляже Азовки, в детстве, и сейчас они с друзьями раскочегарят костерок и бросят в кастрюлю еще живых раков вместе с укропом...

Их несли по длинному коридору люди с зелеными лицами.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Журналисты передвигались почти по-пластунски. Особенно комично выглядела длинная фигура Бориса Константиновича, и ползущие за ним Анастас и юный Иванов, несмотря на всю серьезность мероприятия, едва сдерживали смех.

Гигантские котлованы, заполненные пластиковой арматурой, торчащей из земли, будто ребра доисторических животных, складированные в определенной системе строительные материалы, напоминающие средневековые цитадели, уже возведенные корпуса, пугающие своей пустотой и гулкостью; несмотря на выходной день, кажется никто это не охранял. Впрочем, хакер по поручению Бориса Константиновича,
предварительно вывел из строя автоматическую систему теленаблюдения за
строительной площадкой...

- Тэк-с, молодые люди, кажется мы у цели! - Прошептал Шакун.

- Если я не ошибаюсь, вот это здание, влево, метров двести и есть интересующий нас объект. На строительном языке он называется энергетический узел, но мы-то догадываемся, что там на самом деле...

Анастас защелкал фотокамерой.

- Ну, и как мы будем действовать дальше? - Даже лежа на животе, Иванов не
преминул потереть левой рукой свой пушок на подбородке. Хакер, настроив
дистанционный микрофон на объект, напряженно вслушивался через наушники...

- Такое ощущение, будто там, внутри, кит, который мерно дышит, и время от
времени выбрасывает столбик воды! - Сообщил он и тут же его голову придавил к земле Анастас. Он первым заметил постороннего в камуфляже,
метрах в ста к северу, которого прикрывали двое с короткоствольными автоматами. И наверняка их интересовал тот же самый объект. Журналисты почти зарылись с головой в строительном песке...

***

В утробе большого и светящегося Нечто, когда попавшие туда не по своей воле пришли в себя, первым делом они передрались... Утроба представляла из себя нечто светящееся разными цветами мягких тонов, без видимых нормальному взору сидений, кресел или там, кроватей...

Люди с зелеными лицами вроде бы как растворились, и поэтому Петр с особым удовольствием вмазал только что пришедшему в себя разоруженному Геше, да так, что тот впечатался спиной в оранжевый круг
неопределенной формы. Быков добавил ему с разворота, когда тот попытался, сконцентрировавшись, нанести ответный удар ногой в голову Радова. Девченки, ничего не понимая, лупали глазами.

Отважный полицейский Сергей Тищаков, вскочив на ноги и не имея на руках ничего, фальцетом потребовал всех собравшихся поднять руки вверх и не сопротивляться властям, за что получил по голове от вошедшего в раж Николая. Он упал и уже лежа на спине дополнительно сообщил, что гарантирует каждому по два звонка и государственного адвоката, и затем потерял сознание.

Сестры, обнявшись, со страхом наблюдали, как Радов и Быков перетянули руки Гешы брючным ремнем Николая, и энергичными пощечинами приводили его в чувство.

Петр достал из шва своей рубашки миниатюрную ампулку с сывороткой правды и прямо через штаны загнал ее ладонью в мягкое место Геши. Глаза рыжего подернулись пеленой, напряженные плечи словно провалились внутрь торса...

"Он зашел в шинели пехотного образца, и сразу же в прихожей начал выбалтывать государственные тайны", - произнес Радов известную классическую фразу, массируя затекшие руки.

Тайны повалили из Геши одна за другой.

***

- Я понимаю ваше естественное смущение и недопонимание многого из того,
что прозошло...

Лысый, расположившись на чем-то фиолетовом и мягком, посмотрел на Быкова и Радова. Они, словно ученики, сидели перед ним в сферическом помещении без потолка, стен и окон, положив руки на колени.

Оба уже потеряли ориентацию в пространстве и во времени.

- Мы, представители планеты Мурра, выполняем на вашей Земле миссию, которую бы ваши фантасты Стругацкие, назвали бы прогрессорской. То есть мы никоим образом не вмешиваемся в естественное движение вашей цивилизации...

Радов и Быков, будто фарфоровые китайские болванчики, утвердительно кивнули головами.

- Еще в нашу задачу входил поиск утерянной некогда святыни нашей цивилизации - Вильфреска, который находится на вашей планете. Собственно говоря, мы, мурряне и вы - земляне, дальние родственники. И некогда на вашей планете была база Мурра. Конечно, остались смутные легенды, какие-то следы... Вильфреск в нынешнем Азове каким-то образом представлялся в виде легендарного Золотого Коня, якобы закопанного турками в Турецком валу. Там он и находился. Только его разместили там не турки, а мурряне...

Нехорошие люди нашли его год назад, и мы сразу же попали к ним в зависимость... Видите ли, Вильфреск - это не просто святыня. Это материализованная и высокоорганизованная модель нашей цивилизации, которая автоматически матрицирует в себе наши достижения и огрехи... Нечто вроде восковой куколки, втыкая иглу в которую, вы вызываете боль у определенного человека, которого она ментально олицетворяет... Мы попали в зависимость от нашедший Вильфреск землян.

- И это были ультралеваки? - робко подал голос Радов.

- Да, это бы Шива Овский, который заставлял нас в прямом смысле слова делать для террористов деньги, что для нашего уровня технологий, собственно говоря, было очень просто. Мурряне оказались в страшной ситуации. С одной стороны мы нарушили Межпланетный кодекс невмешательства, с другой стороны - мы не могли его не нарушить... С нашей стороны были предприняты робкие попытки найти и похитить
Вильфреск. В ответ Шива варварски отделил от него маленькую часть, которую вы нам затем вернули... Отделив эту часть, он погубил около тридцати миллионов муррян, разрушив причинно-следственные связи на целой планете в нашей системе...

- Они у нас в свое время более пятидесяти миллионов погубили - в Гулаге,
на гражданской войне, и даже не поморщились...

- Знаю... - Кивнул печально Лысый.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

Трое серьезных мужиков медленно и крадучись окружали здание энергоузла.
Журналисты не выдержали, и Анастас начал их снимать через телеобъектив.
Затем произошло то, о чем впоследствии любил рассказывать в веселой
журналистской кампании Борис Константинович.

Здание как бы раздвоилось, затем поплыло в сторону, захватывая собой все
и всех. Страшным криком закричал мужик в камуфляже, с плоским ящичком
в руках, сломались фигурки его сопровождающих с короткими автоматами.

Самого Бориса Константиновича швырнуло вверх, вниз, и вновь вверх. Перед его глазами мелькнуло испуганное лицо юного Иванова и выгнутая спина хакера.

Очнулся Борис Константинович в салоне междугороднего автобуса на
заднем кресле. Почему-то в никогда не виданных им самим шортах и
с пластиковым пакетом в руках с изображением Алексеевских ворот
(репродукция графики Владимира Дэ). В пакете лежал ботинок Анастаса.
Борис Константинович был сильно поддатый и в его голове бродили
смутные воспоминания о какой-то грандиозной пьянке с участием неофитов
из "Новой азовской газеты".

Анастас пришел домой поздно ночью в невменяемом состоянии и его молодая жена почти неделю с ним не разговаривала. Юного Иванова и хакера привезла домой азовская полиция нравов - они пытались учинить драку на дискотеке.

Все они ровным счетом ничего не помнили...

***

- Кажется мы разобрались со всеми. - Оставшийся с Николаем наедине
в сферической комнате, Петр приводил в порядок свои мысли.

- Геша - полномочный представитель еще одного крыла ультраправых,
отобравшего Вильфреск у Шивы и поджегшего перед этим здание "Коминтерна".

Поэтому так и мельтешил Овский, не зная, кто ввязался во всю эту историю...
Вот только никак не пойму - зачем ему был нужен я, если для них все так
удачно складывалось? Митяй, как я понимаю, вообще не при чем, пусть себе
путешествует по Австралиям... Дарья примчалась в Азов, ибо приревновала свою сестру к какому-то там Клоду... Все эти дамские дела - вообще одна морока... Кстати, Коля, кажется Катерина к тебе неровно дышит. Ты обрати внимание...

Быков тяжело вздохнул.

- И потом, многое в этой истории неясно... Нас ведь, Коля вели с самого
начала. Не все чисто в моей собственной конторе... Тут Геша про какого-то
мужика в толстовке плел под сыворотку... Кого-то он мне напоминает...

Петр рассеянно пошарил по карманам, и не найдя сигарет, тихонько выругался...

- А что они с Гешей сделают?

- Это ИХ дело.

В комнату, вдруг начавшуюся переливаться зелеными красками, вошел лысый старейшина с планеты Мурра. Он был взволнован и не скрывал этого.

- Геша не соврал. Мы доставили Вильфреск на свой объект! Слава Великим
и Звезде! - Он в радостном возбуждении походил по комнате.

– Тут какой-то Клод и еще двое пытались нас взорвать... Мы их локализовали... И еще четверо - журналисты... Мы их отпустили с миром. Надо сворачивать пространство. Скоро сюда налетят любопытные со всей Земли...

***

- Ну, давай, Алексеевич! Полицейского отпустили с миром. Это у них так
называется... Он ничего не запомнит... - Николай покуривал, прислонившись
к стене здания энергоузла, в котором еще несколько минут назад до сворачивания таинственного пространства находились инопланетяне со всеми своими прибамбасами.

- Пора... И вообще... Я тут с этой ахинеей все дела в заповеднике запустил...
Приезжай как-нибудь. Раков половим. Да и с девками надо разобраться.
Они вон - как два яичка к пасхальному дню. - Николай кивнул на стоящих
поодаль Серошатновых.

Мужики молча обнялись.

***

- Полковник Радов! - Услышал Петр знакомый голос. Перед ним стоял шеф
Департамента безопасности России и улыбался. Петр только что выбрался на
трассу в стороне от стройки, и собирался ловить попутную машину.

Шеф стоял на обочине, а в стороне, почти невидимый, распластался военный
двухместный геликоптер, видно на нем он и прилетел.

- Здравия желаю, господин генерал! - Петр двинулся ему навстречу...

- Знаю, все знаю, и горжусь тобой, Петр Алексеевич! Прошу в вертолет!

Он взяв Петра под локоток и любовно похлопав Радова по плечу, повел его в сторону машины... Из-под пиджака шефа выглянул край так обожаемой им
толстовки...

Именно это внезапное прозрение и спасло Петру жизнь. Шеф уже выхватил
короткий и блестящий "Арбалет" с глушителем, и даже успел нажать на курок. Петр немыслимым скольжением ушел вправо, и пуля обожгла прядь волос полковника на макушке. Второго выстрела генерал сделать не успел.

Коротким и хлестким ударом ладони Радов сломал ему шею...

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Высокий и красивый генерал-полковник, глава Департамента национальной
безопасности имени генерала Лебедя, торжественно распахнул дверь.

- Прошу, генерал!

Петр Алексеевич Радов шагнул за дверь, и уже шагая по мягкой ковровой
дорожке к президенту, вдруг осознал, что его назвали генералом.

Президент встал из-за стола и протянул Радову руку.

- Очень рад вас видеть, господин генерал-майор! Приказ о вашем новом
назначении уже подписан.

Он достал из маленькой шелковистой коробочки что-то блестящее с лентой,
и Петр склонил голову. Когда он ее поднял, на груди его сияла высшая
государственная награда - Звезда Андрея Первозванного.

- Понятно, что в газетах об этом не напишут! - Как бы извиняясь, пробасил
президент, обнимая Петра.

- Сами понимаете, генерал...

- А теперь, - отметим по-русскому обычаю... В кабинет президента молодая
и гибкая сотрудница вкатила маленький столик: все известные сорта азовской икры, зелень, тонкие лепестки балыков, сочное парное мясо, запотевший графинчик с водкой "Президент"...

Через пару минут, расслабившись, глава государства, глядя в глаза Радову,
заметил:

- Я внимательно прочитал ваш рапорт. Вы действовали исключительно правильно. Ваш бывший шеф вел опасную двойную игру. И собирался подставить вас, захватив Вильфреск и, одновременно, тотальную власть. Но вы должны об этом забыть. Раз и навсегда.

Вы меня понимаете?

Петр утвердительно кивнул.

- И еще - два маленьких сюрприза... В кабинет президента, откуда-то из-за
портьер с двуглавым орлом появился лысый. Тот самый, старейшина с далекой планеты Мурра...

- Надеюсь, вас не нужно знакомить? - Улыбнулся президент.

- Отныне вы будете работать с нашими коллегами-муррянами. В благодарность за их святыню, возвращенную к ним, они согласились восстановить все залежи угля и нефти на территории России на уровне XV века. Ну и еще кое-что по мелочевке. Операция строго секретная, с грифом "два ноля". С завтрашнего дня - вы главный куратор от вашего Департамента со штабом в Азове... Кстати, как там погодка?

Президент вновь улыбнулся.

- Давненько я там не отдыхал... Эх, с удочкой бы да на Узяк-реке...

Лысый инопланетянин подошел к генерал-майору Радову и положив ему
руку на плечо ласково выдохнул в ухо:

- Петюня...

******************************************************************

- Петя! Петюня! - Услышал Радов ласковый голос командира своей роты,
старшего лейтенанта Быкова. Лязгнула дверь камеры гарнизонной гауптвахты, и на пороге появился улыбающийся старлей, держащий в правой руке портупею прапорщика и его фуражку.

- С тебя бутылка! Я договорился с начальником штаба. Ты прощен. Да и
вообще, я с твоим взводом ехать на уборку картошки не намерен. Угощайся!

- Он протянул Радову пачку сигарет "Ростов".

- Хорошие, между прочим, сигареты... Поедешь после картошки в отпуск в свой Азов, - привези еще. И не забудь прихватить вяленой рыбки для меня и начштаба. Ты думаешь, за твои художества в пьяном виде тебя простили за красивые глазки? А? Это же надо додуматься, - в голом виде в красном уголке исполнять матерные частушки!!!

Радов, натягивая портупею, постарался выдавить из себя улыбку.

- А что тут у тебя на столе? - Заинтересованно наклонился Быков. - Во!
Романы пишем! "Жить в империи, у моря..." Ну ты, Петюня, даешь! Лев Толстой!

Петр вырвал из рук старлея кипу бумаг.

- Да ладно, это так...

- Дашь почитать?

- Допишу, - дам... - Ответил Радов, зная, что дуболом старлей никогда не
прочитает его роман.

Они вышли из ворот гарнизонной губы в августовскую жару. "Решения XXVII съезда КПСС - в жизнь!" - в глаза ударил красный цвет плаката на соседнем доме.

За углом стояла тусклая, неживая толпа. Скоро в магазин должны были подвезти водку. Не сговариваясь, прапорщик и старлей заняли очередь...

КОНЕЦ РОМАНА

***

Ну вот и все, читатель. Вы прочитали последние строки газетного романа
Михаила Вартанова "Жить в империи, у моря..." впервые опубликованного на страницах бумажной «Новой азовской газеты» двадцать лет назад.

Почему газетного? Да потому, что не стоит относится к нему серьезно. Подобного рода вещи пишутся у нас и на Западе "с листа", по главке в неделю, и никогда не претендуют и не претендовал на то, чтобы к ним относились, как к серьезной прозе.

Они так же отличаются от настоящей литературы, как "Санта-Барбара" от "Полета над гнездом кукушки". Одним из основоположников этого жанра, кстати, является Жорж Сименон.

Вы познакомились с удивительными приключениями азовчанина Петра Радова в нашем с вами городе XXI века. У вас была возможность улыбаться, возмущаться и... мечтать вместе с автором.

Когда мы готовили этот текст к публикации на портале «НАГ.RU», то с удивлением обнаружили, что многое, включая ряд реалий, придуманных автором, все-таки осуществилось. Правда, некая часть в несколько искаженном виде, но – осуществилось.

Возможно, историко-временное пространство каким-то образом перекрутилось и изогнулось. Да тут еще и разного рода онёры и флуктуации. Впрочем, это тема для другого романа…


С уважением редакция портала Новая азовская газета.ru
Добавить комментарий
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
  • Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив